Поиск

Write a comment

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
gmologo

Иногда изобретения, которые приносят пользу человечеству, не сразу оцениваются по достоинству. С появлением первых станков нашлись люди, которые стали уничтожать их из страха потерять работу. Люди боялись даже компьютеров: в начале 80-х, когда персональные компьютеры только появились, у многих развилась компьютерофобия, а некоторые, смешно представить, даже боялись прикоснуться к ним. Когда-то боялись и завезённого из Америки картофеля, а сегодня мы спокойно его едим. Но сейчас люди испытывают иррациональный страх перед изобретением, которое позволяет увеличить урожайность на 5-29%. Учитывая тот факт, что к концу века для того, чтобы прокормить человечество, нам потребуется на 80% больше калорий, нельзя просто игнорировать наличие в обществе страха перед генной модификацией. Я считаю, что ГМО-фобия является для человечества куда большей угрозой, чем сами ГМО, и поэтому хочу разоблачить все мифы о генной модификации, «ненатуральности» и тайных заговорах учёных.

Содержание

В ГМО есть гены!

Я буду двигаться от самых абсурдных заблуждений к чуть менее абсурдным. И почётное первое место по уровню бреда занимает миф о том, что само наличие в генетически модифицированных организмах генов делает их опасными. Вызван этот миф тем, что как минимум 44% россиян не знают, что гены, оказывается, есть во всех растениях. Да, и даже в тех, на которых красуется надпись «без ГМО». И (о ужас) гены есть внутри нас. Если гены есть во всех растениях, то (извините за этот глупый вопрос) почему же гены из нашей пищи не встраиваются в нас, и, поедая картофель, мы не становимся картофелем? Да потому, что ДНК из пищи распадается на составные элементы ещё в нашем желудке! Они не представляют никакой опасности: исследования на мышахцыплятах, телятах и прочих млекопитающих (1,2) показали, что фрагменты ДНК из пищи имеют мало шансов встроиться в наши клетки или бактерии нашего кишечника путём горизонтального переноса генов, и риски невелики.

Тут надо сказать, что невероятно низкий уровень знаний отлично сочетается с уверенностью в опасности ГМО. Дело в эффекте Даннинга-Крюгера: чем меньше у человека знаний, тем менее объективно он оценивает свои познания в определённой сфере, и тем увереннее он в своей правоте. Неудивительно, что в то время, как 88% учёных из Американской ассоциации содействия развитию науки считают употребление генетически модифицированной пищи безопасным, всего 37% обывателей поддерживают их мнение.

Исследования безопасности

Теперь от аргументов, которые может опровергнуть любой человек, помнящий школьный курс биологии, перейдём к более серьёзным заявлениям противников ГМО.

Для начала необходимо объяснить сам механизм генной инженерии. Получают ГМО так: сначала находят нужный признак, затем находят ген, который наделит изменяемое растения этим признаком, после чего его переносят в семечко растения. Для этого можно использовать два способа: либо стрелять в клетки растений из специальной пушки, которая выбрасывает небольшие частицы металла с нанесёнными на них фрагментами ДНК, либо переносить гены с помощью плазмид природного генного инженера - бактерии Agrobacterium tumefaciens. Плазмиды – это такие отдельные маленькие ДНК внутри бактерии, которые переносятся в клетки растений и заставляют их вырабатывать нужные бактерии вещества. В итоге гены, которые были встроены в ДНК растения, заставят его синтезировать нужные нам белки.

1. Ирина Ермакова

Кто же бьёт тревогу по поводу ГМО? Наибольшей известностью в рунете и наилучшей способностью к генерированию лулзов у более-менее разбирающегося в биологии читателя обладает Ирина Ермакова. Эта гениальная женщина, заявлявшая в эфире телеканала рен-тв, что люди произошли от женщин-гермафродитов, решила провести эксперимент, чтобы доказать опасность ГМО.

Она исследовала воздействие одного из сортов генно-модифицированной сои на здоровье крыс и их потомства. Результаты приводят в ужас: 55% крысят, которые родились у этих крыс, умерли через 3 недели после рождения. Однако в ещё больший ужас приводят нарушения, выявленные в эксперименте. Во-первых, данные Ермаковой расходятся с данными независимых исследователей, работавших с тем же сортом сои. Во-вторых, смертность крыс даже в контрольной группе была равна 10%, что значительно превышает смертность у крыс этого вида. В-третьих, она не представила результатов проверки используемого корма на содержание изофлавонов - веществ, содержащихся в сое, и аналогичных по действию на организм эстрогенам, женским половым гормонам. Содержание этих веществ в сое сильно изменяется в зависимости от времени, места и других условий культивации, и они оказывают серьёзное влияние на развитие организма млекопитающих. Ну и в-четвёртых, Ермакова заявляла, что брала сою у Нидерландов, однако эта страна никогда не поставляла 100% ГМО. Не было в работе и подробного описания диет крыс. Кроме того, коров уже давно кормили этим сортом сои, однако сверхсмертности никто не наблюдал. Из всего этого можно сделать вывод, что эксперимент Ермаковой не соответствует никаким стандартам проведения эксперимента, и данные, полученные в её исследованиях, не стоит воспринимать всерьёз. В итоге научное сообщество проигнорировало заявления Ермаковой.

2. Эрик Сералини

Также доказать вред ГМО пытался «учёный» Эрик Сералини. Первое сомнительное исследование было опубликовано им в 2007 году. В нём Сералини провёл повторный анализ исследования, проведённого компанией Монсанто, главным производителем ГМ-продукции. Он якобы обнаружил, что ГМ-кукуруза могла оказать негативное влияние на крыс – она привела к изменениям в их весе и опасным для печени и почек изменениям в содержании некоторых веществ. Однако повторный анализ исследования от EFSA выявил проблемы в работе. Сералини анализировал средний вес крыс в группах, но не рассматривал данные о весе каждой крысы и не изучал разброс значений в каждой группе. Им не учитывалась разница в потреблении пищи крысами. Кроме того, измерения проводились каждую неделю, но при этом не было сделано поправок на автокорреляцию – корреляцию между результатами измерений, проведёнными на одних и тех же субъектах в разное время. Статистическая значимость разницы в весе органов и других параметрах также была поставлена под сомнение – хотя Сералини обнаружил, что 40 из 494 параметров значительно отличались у крыс из разных групп, он не учёл автокорреляцию, разницу между крысами из разны групп и корреляцию между измеряемыми параметрами - например, очевидно, что увеличение концентрации глобулина при неизменной концентрации альбумина приведёт к уменьшению соотношения  альбумин/глобулин. Учёт этих факторов позволяет предположить, что различия в 40 параметрах могли получиться случайным образом из-за большого количества сравнений. Более надёжный статистический анализ не обнаружил статистически значимых результатов в работе Сералини. В другой своей работе Сералини повторил схожие ошибки.

Однако наибольшую известность приобрела другая низкокачественная работа Сералини – его исследование 2012 года, в котором он пришёл к выводу, что ГМ-кукуруза увеличивала риск смерти, опухолей и патологий внутренних органов у крыс. В этом исследовании было допущено колоссальное количество ошибок. Так, в своём опыте он использовал крыс, у которых в 45% случаев в течение 18 месяцев жизни образовывались опухоли. А эксперимент длился 2 года. По заявлению поставщика этих несчастных животных, смертность в группе крыс, которых кормили ГМО, лежит в пределе нормы.

Что касается статистики, то в эксперименте было 10 групп, и лишь в четырёх из них крысы не употребляли ГМ-сою, причём в трёх группах крысы получали воду с гербицидом. Так что нет ничего удивительного, что в некоторых из этих групп смертность случайно превысила смертность крыс в контрольной группе (об ошибке множественных сравнений позже). Кроме того, эти группы были крайне малы – всего по 10 крыс в каждой. Для крыс с такой смертностью и эксперимента с такой длительностью рекомендуется не менее 65 крыс в каждой группе!

И одна довольно забавная подробность: наибольшая смертность была в группе крыс, которые потребляли еду с наименьшим содержанием ГМО, а наименьшая смертность (в 3 раза меньше смертности в контрольной группе) наблюдалась у крыс, которые потребляли кукурузу с 22% и 33% ГМО.

В конце концов, в его исследовании не был проведён статистический анализ результатов. Анализ, проведённый в статье Александра Панчина, не обнаружил статистически значимых результатов. 3 других исследования не подтвердили его выводы.

Сералини давно противостоит ГМО, и ещё в 1999 он основал Комитет по исследованиям и независимой информации о генной инженерии (CRIIGEN). Известно, что среди источников финансирования CRIIGEN есть такая компания, как carefour, которая спустя всего 5 дней после выхода исследования Сералини запустила рекламу продуктов без ГМО, что требовало длительной подготовки. Также в день презентации своей работы Сералини прорекламировал свою книгу об ужасах генной модификации под названием «Мы все подопытные!». В тот же день свою книгу на ту же тему выпустила Коринн Лепаж, депутат eвропарламента и коллега Сералини по CRIIGEN.

Книга Сералини

Это исследование было отозвано, но его опубликовал другой журнал. К сожалению, этот псевдоучёный за разрушительную пропаганду страха перед генной модификацией был награждён многочисленными премиями, в том числе и премией «осведомитель» от федерации немецких учёных. Далеко же уйдёт общество с такими "осведомителями"!

3. Исследование ОАГБ

Но противники ГМО на этом не остановились, и 2008 году некоторые сотрудники Института проблем экологии и эволюции РАН при финансировании Общенациональной ассоциации генетической безопасности (об этой организации я расскажу позже) провели ещё одно исследование. Исследователи кормили хомяков ГМ-соей и пришли к выводу, что те перестали размножаться. Какие нарушения были в этом эксперименте? Во-первых, маленькое количество хомяков – всего по 5 пар для каждой группы. Во-вторых, высокая смертность -  в контрольной группе одна пара не размножилась, а половина второго поколения погибла. Ну и самое потрясающее в этом эксперименте – рацион. Неизвестно, сколько корма ели хомяки, и, более того, неизвестно, является ли трансгенная соя, которой кормили несчастных животных, трансгенной. Зато известно, что в состав комби-корма для кур несушек, в котором содержалась ГМ(или не очень)-соя и которым кормили подопытных, входила рыбная мука, консерванты и т.д. И корм этот был просрочен, что могло отразиться на здоровье хомяков.

Что касается ОАГБ, которая была заказчиком этого чудо-опыта и вице-президентом которой была сама Ирина Ермакова, то эта ассоциация наживается, продавая наклейки «генетически безопасно» за бешеные деньги различным компаниям. И ей ненависть к ГМО невероятно выгодна, из-за чего она и финансирует различные исследования, которые пускай и нечестными путями, но доказывают опасность ГМО. А обывателю кроме слов «учёные доказали» в СМИ ничего и не нужно, чтобы поверить в опасность того или иного явления, тем более такого нового. Ничего личного – просто бизнес.

4. Федерико Инфасцелли

Итальянский «учёный» Инфасцелли в трёх своих работах (1,2,3), якобы доказавших, что гены из ГМО могут передаваться с молоком козы в органы и кровь её детёнышей, и вовсе подделал изображения ДНК, за что две его работы были отозваны из журналов (1,2).

5. Другие исследования

Многие другие исследования (1,2,3,4), «доказавшие» опасность ГМО, страдают от одной ошибки – ошибки множественных сравнений. Суть в том, что в науке для того, чтобы с чистой совестью говорить, что гипотеза верна,  p-значение должно быть ниже 5%. Однако наши учёные схитрили: они проверяли сразу несколько гипотез, благодаря чему вероятность того, что хотя бы одна из гипотез преодолеет заветный p-порог, увеличивалась. Например, Пуштай измерял не только тощую кишку (где были обнаружены изменения), но желудок, подвздошную кишку, слепую кишку и прямую кишку, в которых странностей не было обнаружено. Если учесть это и применить поправку Бонферрони, при которой пороговое число делится на количество гипотез, то результаты всех этих экспериментов уже будут не столь впечатляющи.

Верный статистический анализ очень важен в науке. Это продемонстрировал эксперимент, в котором учёный смог доказать, что мозг мёртвого лосось умеет по-разному реагировать на изображения людей. Как такое возможно? Дело в том, что приборы, измеряющие активность мозга, выдают небольшую погрешность. Учёный просто измерил активность огромного количества зон мозга, и в некоторых из них приборы по ошибке показали небольшую активность мозга. Затем он отобрал выгодные ему результаты, не произвёл поправку Бонферрони, и вот вам результат: дохлая рыба распознаёт эмоции человека!

Помимо этого, исследование Пуштая критиковалось за отсутствие ослепления исследователя, маленькую выборку и различное содержание белка в диетах крыс, которых кормили ГМ и не-Гм картофелем. В эксперименте Ксу Ли не было учтено, что количество бактерий в кишечнике серьёзно отличается даже среди крыс с одинаковым рационом. 

Есть и ещё более крупный анализ публикаций, якобы выявивших опасность ГМО. В нём было рассмотрено 35 научных статей, и во всех были найдены ошибки. Недостатки у них разные, но большинство сводится к отсутствию анализа питательности диет крыс, отсутствию информации об используемых сортах, маленьким выборкам, ошибочным статистическим методам. Были найдены источники финансирования и конфликты интересов, которые не были указаны авторами ни в одном из исследований. Впрочем, авторы исследования в этом плане тоже не идеальны – оба имеют финансовые связи с ГМО-промышленностью. Ну что ж, они хотя бы честно об этом сказали. 

Мифы о ГМО

Остались ли ещё аргументы есть у противников ГМО? Конечно. Давайте рассмотрим 7 самых распространённых.

1. ГМО вызывают аллергию

В теории, при внедрении нового гена в организм растения или животного, он может заставить организм синтезировать белок-аллерген, особенно если ген взят у какого-то растения-аллергена. И да, такое происходило в паре экспериментов. Именно поэтому каждый ГМО проходит тест на аллергенность. Нет ни одного случая, когда ГМ-продукт, одобренный для потребления человеком, неожиданно вызвал бы аллергию.

Более того, с помощью генетической модификации можно создать гипоаллергенные сорта растений. Так, из сои уже был успешно удалён главный аллерген, а в настоящее время идёт работа над созданием генетически модифицированного гипоаллергенного арахиса. К сожалению, есть множество препятствий на пути к такому продукту, связанных с большим количеством белков-аллергенов в арахисе и ещё большим количеством генов, отвечающих за синтез этих белков. 

2. ГМО обрабатывают более опасными пестицидами

ГМ-поля с растениями, обладающими устойчивостью к пестицидам, можно обрабатывать всего одним гербицидом – глифосатом, который был признан безопасным Европейским химическим агентствомНемецким институтом оценки рисковАмериканским агентством по охране окружающей средыЕвропейским агентством по безопасности продуктов питания и Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН, в то время как «натуральные» поля обрабатывают множеством более опасных пестицидов и гербицидов, воздействующих на отдельные виды. К другому выводу пришло только международное агентство по изучению рака, которое отнесло глифосат к возможным канцерогенам. Но тут стоит понимать, что остатки глифосата в продуктах, по мнению агентства, не опасны для потребителя – риску могут быть подвержены только фермеры, которые часто вступают с ним в контакт. Его выводы были многократно опровергнуты упомянутыми выше агентствами и институтами, а также раскритикованы другими исследователями (1,2). Стоит отметить, что к возможным канцерогенам также относятся грейпфрутовый сок, красное мясо, алкоголь и т.д. Ещё более примечательно то, что один из учёных, консультировавших МАИР, получил 160000 долларов от юридических компаний, которые подавали иски от жертв рака против «Монсанто».

Впрочем, у оценки Агентства по охране окружающей среды США есть некоторые негативные отличия от оценки МАИР. Во-первых, в отличие от АООС, МАИР анализировало данные только из открытых источников. С одной стороны, из-за этого результаты некоторых исследований игнорируются. С другой стороны, исследования из открытых источников реже спонсируются корпорациями-производителями ГМО, чем исследования, не опубликованные в научных журналах, и реже приводят к выводам, подтверждающим безопасность глифосата. Во-вторых, в то время как МАИР анализировало даже самые маловероятные риски, АООС анализировало риски только при типичном содержании гербицида в пище. Вероятно, что, если бы МАИР рассматривало только риски в типичных условиях, то оно бы не отнесло глифосат к канцерогенам. В-третьих, АООС изучало преимущественно глифосат в чистом виде, в то время как МАИР изучало гербициды, основанные на глифосате.

Недавно был проведён мета-анализ, который якобы доказал повышенный риск неходжкинской лимфомы у людей, подвергающихся воздействию глифосата. В нём был выбрано самое большое отношение шансов из представленных в крупном когортном исследовании, которое не нашло доказательств связи между глифосатом и раком, а другие исследования случай-контроль, включённые в него, были более низкого качества (см. пирамиду доказательной медицины) и показали большие отношения шансов.

В конце-концов, использование культур, устойчивых к глифосату, позволяет сократить использование более токсичных гербицидов. Об этом далее. 

3. ГМО наносят вред окружающей среде

Противники ГМО утверждают, что Bt-токсин, содержащийся в устойчивых к насекомым ГМО, травит не только вредных насекомых, но и полезных. Его подозревали в уничтожении бабочек-монарховручейников и пчёл. Ручейники и пчёлы точно не пострадали от ГМО. Для бабочек-монархов история (с. 148) сложнее. Сначала в сокращении популяции бабочек подозревали Bt-токсин, но эти опасения оказались напрасны: только кукуруза Bt-176 могла представлять какую-либо угрозу для бабочки-монарха, но большая часть ГМ-кукурузы не относится к этому сорту. Позже этот сорт был убран с рынка. Но позже была выдвинута другая гипотеза – глифосат, которым обрабатывают поля с устойчивыми к глифосату ГМ-растениями, уничтожил молочай – сорняк, которым питается гусеница бабочки-монарха. Эта гипотеза тоже сомнительна. Бабочки-монархи мигрируют из Мексики в США и обратно, причём именно в США они откладывают яйца, из которых вылупляются гусеницы. Если воздействие гербицида на гусениц является основным фактором, влияющим на популяцию, то тогда ожидаемо, что количество бабочек будет падать в США. Но популяция бабочек сократилась в Мексике, где уменьшение количества молочая никак не влияло на бабочек-монархов. В конце-концов, даже если последняя гипотеза верна, тут речь скорее не о вреде технологии генетической модификации, а о негативном воздействии сельскохозяйственной деятельности на природу в принципе - молочай является сорняком, и, уничтожая его, человек приносит себе пользу, но при этом, возможно, наносит вред природе.

При этом генетическая модификация может приносить пользу окружающей среде. Исследования ясно показывают, что внедрение культур, вырабатывающих Bt-токсин, приводит к снижению использования инсектицидов (1,2,3,4). Это сокращение приводит к положительным экологическим последствиям: одно исследование показало, что на полях с Bt-хлопком увеличивается количество естественных врагов вредителей, таких как божьи коровки и пауки, которым вредят обычные инсектициды. Для культур, толерантных к глифосату, выводы не так ясны. С одной стороны, использование таких культур позволяет уменьшить использование более токсичных пестицидов в пользу менее токсичных. С другой стороны, из-за развития у сорняков толерантности к глифосату (о чём далее) их со временем приходится обрабатывать большим количеством гербицида. В результате преимущества гербицид-толерантных культур могут быть сведены на нет. В исследовании 2016 года было показано, что, в то время как использование инсектицидов сократилось на 11,2% на полях с Bt-кукурузой, а использование гербицидов сократилось на 1,2% на полях с толерантной к глифосату кукурузой, использование гербицидов на полях с толерантной к глифосату соей выросло на 28%. После подсчёта воздействия пестицидов на окружающую среду через коэффициент EIQ был сделан вывод, что воздействие гербицидов на среду на полях с генетически модифицированной и обычной соей примерно одинаково. Тем не менее, показатель EIQ критиковался за его ненадёжность, так что выводы до конца не ясны. В исследовании за 2018 года был сделан вывод, что в среднем использование ГМО позволило сократить количество используемых пестицидов на 8,2%, а также сократить выбросы парниковых газов за счёт уменьшения обработки почвы (до чего же всё-таки иронично, что против ГМО борется Greenpeace). В нём также было отмечено, что количество применяемого гербицида немного увеличилось, в то время как показатель EIQ улучшился. Авторы отмечают недостатки EIQ, но всё же утверждают, что лучшей альтернативы нет.

В крупном обзоре не было обнаружено негативный последствий внедрения ГМ-культур для биоразнообразия и полезных насекомых, а также отмечены положительные последствия для окружающей среды, связанные с повышенными урожаями, и, соответственно, уменьшением необходимости в расширении полей, сокращением использования инсектицидов и применением менее опасных гербицидов. 

4. ГМО могут спровоцировать появление супервредителей или суперсорняков 

Стоит признать, что это действительно является проблемой. Растения, устойчивые к глифосфату, вероятно, лишь временно решают проблему. Уже появляются сорняки, мутировавшие таким образом, что гербицид перестаёт причинять им вред, и в результате это приводит либо к обработке ГМ-полей дополнительными пестицидами, либо к увеличению количества используемого глифосфата. В прочем, эта проблема касается всех пестицидов, а не только глифосфата. Глифосат занимает второе место по количеству устойчивых к нему видов сорняков, ненамного опережая ещё 2 пестицида. 

5. ГМО вызвали массовое самоубийство индийских фермеров

Очень часто в анти-ГМО пропаганде упоминается массовое самоубийство индийских фермеров. Оно якобы произошло из-за того, что фермерам активно рекламировали семена Bt-хлопка, которые стоят в два раза дороже обычных, они их купили, а в итоге урожаи всё равно упали. Тем не менее, нет доказательств того, что именно это стало причиной волны самоубийств. Высокий уровень самоубийств наблюдался и задолго до введения генномодифицированного хлопка. Как вы можете видеть на графике ниже, зависимость между площадями, занятыми Bt-хлопком, и уровнем самоубийств фермеров, больше похожа на обратную, чем на прямую. 

fggf.png

6. Модифицированные растения могут скреститься с дикими и «убежать» в дикую природу либо перейти на поля без ГМО

Да, такое возможно. Однако в первом случае борцы с ГМО ещё и заявляют, что генномодифицированные растения вытеснят своих диких сородичей, потому что они лучше приспособлены. Приспособлены, извините меня, к чему? К выживанию в дикой природе? Вряд ли. В дикой природе ГМО ждут более жёсткие условия, чем на полях, где их удобряют и глифосфатом поливают. К такому они совсем не приспособлены.

Что касается побегов на соседние поля, то вроде известен один такой случай. Однажды фермер Перси Шмейсер обнаружил у себя в поле участок канолы, устойчивой к гербицидам. Он поручил рабочим собрать с него семена и засеять ими поля. Позже оказалось, что 98% канолы Шмейсера — монсантовская Roundup Ready. Компания подала на фермера в суд, и суд решил дело в пользу компании. Правда, фермера не оштрафовали, а лишь запретили использовать растения этого сомнительно сорта. Позже Монсанто извинилась перед ним и по внесудебному соглашению выплатила 660 долларов. Тем не менее, теперь по Интернету гуляют страшные истории о том, как Монсанто пытается подсадить фермеров на ГМО с помощью еврейского заговора, подписавшие контракт с Монсанто становятся чуть ли не рабами компании, а всех несогласных компания запугивает с помощью собственной полиции.

Впрочем, все забывают, что генная модификация предлагает решение этой проблемы. Можно создать семена с геном-терминатором, который будет делать семена ГМ-растений стерильными. Однако, это порождает новый миф… 

7. ГМО специально делают стерильными, чтобы заставить фермеров ежегодно покупать новые семена

Да. Борцам с ГМО угодить в принципе невозможно: нестерильные семена убегут в дикую природу и на другие фермы, стерильные подсадят несчастных фермеров на ГМО. Правда, есть одно «но»: коммерческих сортов растений с геном-терминатором на деле вообще не существует, а на эту технологию фактически наложен мораторий. Существует только договор между фермерами и Монсанто, по которому первым нельзя повторно выращивать семена.

8. ГМО и смерть коров Глокнера

Также в качестве доказательства опасности ГМО любят использовать печальный случай с фермером Глокнером, чьи коровы умерли после употребления кукурузы. Правда, потом выяснилось, что коровы отравились не кукурузой, а грибковыми токсинами, а также имелись проблемы с качеством корма. Кроме того, коров перекармливали. 

9. ГМО слишком новы для нас, и поэтому мы не знаем, представляют они опасность или нет

Это – главная причина страха перед ГМО у большинства людей. Пугает их новизна, что поделаешь. Многие считают, что ГМО ещё якобы плохо изучены, что надо ещё подождать 10/20/100/∞ лет, и вот тогда можно будет говорить об их безопасности. Генная инженерия - действительно довольно новая технология, однако первые ГМО появились на прилавках 20 лет назад, и за всё это время не было предоставлено убедительных доказательств их опасности. Безопасность ГМО доказана огромными метаанализами и длительными исследованиями (1,2,3,4,5,6+). ЕврокомиссияВсемирная организация здравоохранения и Европейское управление по безопасности продуктов питания также подтверждают безопасность ГМ-продуктов. Нобелевские лауреаты написали письмо в поддержку ГМО.

Более того, сейчас развивается новая технология, которая сделает генную инженерию более безопасной и точной, а также поможет в излечении наследственных заболеваний. Если раньше гены доставляли в ДНК, однако не было точно известно, куда присоединится этот ген и к каким последствиям это приведёт, то в 2013 году появилась новая технология – редактирование генома, или CRISPR/Cas9. Благодаря ней можно будет вставлять ген точно туда, куда нужно. Уже сейчас благодаря этой технологии создали генномодифицированных комаров, которые содержат в себе гены, кодирующие антитела, подавляющие малярию. При скрещивании такие комары передают свои гены потомкам, и в итоге со временем популяция комаров станет полностью безопасной. В общем, если учёные не поддадутся панике в обществе, в будущем нас может ждать более совершенная и безопасная генная модификация.

Итак, я закончил разбирать аргументацию противников ГМО. Но почему борьба против ГМО – это борьба против человечества? Для этого необходимо понять, чем же так выгодны и полезны ГМО.

Почему нам нужны ГМО?

Начнём с того, чем генная инженерия отличается от селекции. При селекции смешиваются тысячи генов различных растений, и селекционеры отбирают из них те, чьи свойства для них выгодны. Этот отбор может длиться столетия, и вместе с нужными свойствами могут появиться и ненужные. Иногда новые свойства растений, выращенных без использования генной модификации, могут быть и опасны для человека: так, в 1963 случайно был создан картофель с повышенным содержанием ядовитого соланина. Та же история произошла в 1986 с другим сортом картофеля. Стоит также сказать, что в селекции для ускорения мутаций используется облучение продуктов радиацией и опасными химикатами. Тем не менее, общественность это почему-то не так волнует, как наличие генов в ГМО.

В отличие от селекции, генная инженерия встраивает в организм животного или растения только гены, необходимые человеку. В результате ГМО сразу обзаводятся свойствами, полезными для человека, не получая при этом ничего лишнего. Поэтому важнейшими преимуществами генной инженерии перед селекцией являются точность и скорость.

Применение генной инженерии в сельском хозяйстве уже приносит свои плоды. В нескольких обзорах (1,2) на тему социоэкономических последствий использования ГМ-культур был сделан вывод, что повышенная урожайность и сокращение расходов на пестициды приводят к уменьшению цен, увеличению заработка и улучшению жизни фермеров. В итоге (по данным Российского зернового союза) выращивать ГМ-культуры на 20% дешевле, чем традиционные, а фермерам в США использование ГМ-культур ежегодно приносит выгоду в 6,9-18,8 миллиардов долларов.

И одним сельским хозяйством применение генетической модификации не ограничивается. Благодаря трансгенным бактериям был синтезирован человеческий инсулин, который спасает жизни миллионам диабетиков, лекарство против тромбозовгормон роста для больных синдромом Тюрнера и лекарство от гемофилии. Также созданы бактерии, защищающие наши зубы от кариеса, а нас от ожирения. Ещё благодаря генной инженерии появился проект «экосвинки», целью которого является снижение фосфора в испражнениях свиней и улучшение усваиваемости фосфора. Это, во-первых, позволит расходовать на корм свиньям меньше богатых фосфором культур, а, во-вторых, предотвратить смывание фитатов в воду, которое приводит к бурному цветению водорослей. А как вам ГМтополя-чистильщики, которые очищают грунтовые воды от загрязнений в 100 раз эффективнее обычных? А как вы думаете, стоит ли запретить производство ГМ-риса, производящего повышенное количество витамина А, недостаток которого приводит к повышенной детской смертности? Также пользу детям принесёт молоко генно-модифицированных коз с повышенным содержанием лизоцина, которое замедляет рост кишечной палочки и стафилококка. Помидоры, в которые учёные встроили гены, отвечающие за производство антоцианов, могут снизить риск заболевания ракомболезнями сердечно-сосудистой системы и ожирением. И разве не удивительны козы, которые благодаря генам паука производят «биосталь», превосходящую по прочности кевлар и защищающую солдат от пуль? Можно сделать и красивые светящиеся растения, которые будут освещать ночной город, не потребляя электроэнергии (и это почти удалось, но борцуны против ГМО заставили кикстатретер, на котором собирались деньги на создание этого чуда, запретить спонсирование проекта), можно сделать гиппоалергенных котиков (хотя генетическая инженерия животных связана с этическими и технологическими сложностями), можно сделать безопасный для здоровья заменитель сахара, можно сделать практически всё что угодно! Благодаря генной инженерии человек сможет стать чуть ли не Богом, способным создавать существ с любыми нужными его свойствами – разве это не удивительно и не прекрасно? Кроме того, человек и сам себя может генно модифицировать, увеличив свой интеллект и свою выносливость – но пока что это фантастика. А вот лечение врождённых заболеваний (слепоты и иммунодефицита) путём изменения генома человека уже реально, правда доступно не всем. По сравнению с селекцией генная инженерия выглядит как новая «Тесла» рядом с телегой. Удивительно, что человечество пытается само лишить себя таких возможностей.

Кому ГМО не нужны?

Однако есть те люди, которым эта технология не выгодна. Как я уже говорил, это, во-первых, те ребята, которые наклеивают на всё подряд позорную наклейку «Без ГМО» и получают с этого немалую прибыль. 

 jhymjy.jpgfdssdf.jpg

fdssdf.jpg

Во-вторых, это владельцы натуральных хозяйств. Они вложили немалые деньги в пропаганду страха к ГМО, и резльтаты их усилий удивительны. 82% россиян считают, что ГМО вредят здоровью, а мнение безграмотного общества перерождается в политику правительств государств, которые готовы запретить всё что угодно, лишь бы угодить избирателям. Так, из-за негативного отношения населения России к ГМО правительство приняло закон о запрете выращивания ГМО на территории России. Это может привести к тому, что в будущем, когда естественные культуры уже не смогут прокормить нашу страну, мы попадём в сильную зависимость от импорта ГМО из других стран. Впрочем, наши власти нашли гениальное решение проблемы – подрывать доверие к ГМО в США. Да, серьёзно – англоязычные российские СМИ занимаются систематическим очернением ГМО. При этом комиссия РАН по борьбе с лженаукой опровергла вред ГМО, а Роспотребнадзор ещё в 2007 году подтвердил безопасность ГМО для человека. Впрочем, такая же ситуация сложилась и во многих европейских странах, в результате чего эта технология не используется в России, в Австрии, Греции, Польше, Швейцарии, Алжире и Таиланде. А самое ужасное – это когда от гуманитарной помощи с ГМО отказывается, например, голодающая Замбия. 

Несмотря на бездоказательность своей позиции, из-за одобрения этой позиции со стороны общества борцуны против ГМО не гнушаются никакими средствами для того, чтобы вставлять палки в колёса научному прогрессу. Так, в 2014 протестующие против ГМО уничтожили 80 тестовых участков с генномодифицированными организмов. «Гринпис» также принял участие в травле ГМО: в 2011 несколько младших членов организации уничтожили несколько образцов генномодифицированной пшеницы. А в 1999 мракобесы и вовсе подожгли биотехнологическую лабораторию университета штата Мичиган, уничтожив передовые разработки в этой области!

Советую почитать статью в slateс несколькими историями о борцунах против ГМО. Эти истории доставляют и заставляют серьёзно переосмыслить деятельность Greenpeaceи прочих «зелёных» организаций.

Конечно, стоит понимать, что ГМО тоже выгодны их производителям. «Монсанто» не лыком шита и вкладывает немаленькие деньги в лоббирование своих интересов. Несмотря на это, научные доказательства ясно показывают, что за генетически модифицированными организмами будущее. Несмотря на ту пользу, которую эта технология принесла уже сейчас, и несмотря на перспективы, которые она открывает, она регулярно становится объектом ненависти как в России, так и за рубежом. Этот страх ещё долго не исчезнет из умов людей, и я призываю распространить эту статью, чтобы изменить хотя бы мнение ваших знакомых о ГМО.

Для дальнейшего ознакомления:

Книга Александра Панчина «Сумма биотехнологии».

Отчёт национальной академии наук, инженерии и медицины о ГМО.

Крупная статья, разоблачающая 65 мифов о ГМО

Сайт https://geneticliteracyproject.org

Say something here...
You are a guest
or post as a guest
Loading comment... The comment will be refreshed after 00:00.

Be the first to comment.